Мечта. Рассказ

Еще недавно жизнь сына была понятной и простой, как раскрытая книга: футбольная секция, друзья, кино, рыбалка, походы на природу и шахматы с отцом. А сейчас он сидел у себя в комнате и днями напролет слушал какую-то дикую, похожую на какофонию музыку, которую исполняли патлатые музыканты в рваных джинсах и кожаных куртках – плакатами с их изображениями он завесил у себя все стены. Раньше сын проводил время с Женькой из соседнего подъезда, с которым вместе занимался в футбольной секции, а сейчас завел дружбу со странными молодыми людьми – с длинными нечесаными волосами и наколками, в кожаных куртках, – которые повсюду таскали с собой гитары и мусорили у подъездов. Василий Алексеевич думал обо всем этом – и не находил ответа. Он был простым, нормальным человеком из многодетной семьи, который рано научился ответственности, всю жизнь проработал на заводе токарем и компании мужиков с пивом и домино всегда предпочитал семью. Он учил сына ездить на велосипеде и делал с ним модели самолетов, которые они запускали во дворе на радость всей местной детворе, а когда тот подрос, отвел в футбольную секцию. Он ездил с ним на соревнования, готовил полезные завтраки и будил утром на пробежку. А сейчас искренне не понимал, как его умный талантливый сын мог променять все это на компанию каких-то ужасных людей, которых он считал тунеядцами и проходимцами, не желающими нормально жить и создающими людям вокруг проблемы.

Он надеялся, что сын пойдет по его стопам, станет инженером на родном заводе

Сам он пришел на завод сразу после школы, сначала простым фрезеровщиком, потом мастером. Стал токарем высшего восьмого разряда, которому доверяли самые сложные заказы. Когда родился сын, и денег стало не хватать, он засел за учебники, поступил на заочное отделение в институт, чтобы потом работать в отделе готовой продукции, где он отвечал за поставки оборудования в регионы. Он надеялся, что сын пойдет по его стопам, поступит в институт, а потом станет инженером на родном заводе. В маленьком городе, где они жили, лучшей работы было не найти. Половина жителей здесь работала, целые трудовые династии: старые уходили – молодые приходили. На заводе делали трансформаторные будки для железной дороги, которые будут востребованы, пока ездят поезда, так что о будущем можно было не переживать. Он приводил сына в цех еще маленьким и брал с собой на первомайские демонстрации. Тот шел в колонне, держал его за руку и радостно махал флажком. А по дороге домой обнял и по секрету сказал, что очень гордится своим папой и хочет стать на него похожим. Тогда он чуть не расплакался от счастья.

Куда все это делось? Недавно на выходных мужики с работы встретили их с сыном в парке, глаза вытаращили и рты поразевали. Потом сочувственно руки жали, а за спиной посмеивались: «Да, Алексеич! Недоглядел ты сына! Был нормальный парень, спортсмен, а сейчас не пойми что…».

И вправду, сына словно подменили. Он забросил футбол, сказал, что играть в профессиональной команде ему не светит, а гонять мяч во дворе надоело, по вечерам уходил куда-то в гараж, где, по его словам, они репетировали с новыми друзьями. Мать очень боялась, что он пристрастится к чему-нибудь плохому, начнет пить или употреблять наркотики, и просила отца с ним поговорить. Но разговора не получилось. Андрей вел себя как партизан на допросе, а в конце сказал: «Хватит, батя, за меня переживать! Я уже взрослый! Сам разберусь, как мне жить и чем заниматься!» Только поглядите на него, взрослым он стал! Еще недавно по любому вопросу бежал к отцу: «Папа, подскажи! Папа помоги!» А теперь сам разберется!

Он лежал ночью без сна, мучительно ощущая свое бессилие. Словно бы жизнь сына оказалась за толстым стеклом, они с матерью видели, что там происходит, но войти туда больше не могли. Это было удивительно и странно, словно бы твоя собственная рука перестала тебе подчиняться. Но это была не рука, а его сердце – он вложил в сына всю свою жизнь, и теперь было страшно и больно видеть, как там поселились какие-то странные гости, которых никто не звал. Он пробовал говорить себе, что всегда был честен с сыном, никогда не прятал его от сложностей и проблем и с детства объяснял, что хорошо, а что плохо. Что он сделал не так и где недоглядел? Он смотрел в потолок и не находил ответа.

Сколько таких историй вокруг, только включи телевизор! Был обычный подросток из нормальной благополучной семьи, а потом пошел по кривой дорожке, попал в плохую компанию и закончил свои дни в тюрьме. А его Андрей только с виду крепкий молодой человек со спокойным уверенным взглядом, а в душе как ребенок – доверчивый и добрый!

Он устал от бесплодных терзаний и на следующий день пошел в храм просить совета у пожилого отца Михаила, который Андрея крестил. Он был не особо религиозным человеком, но в трудных ситуациях всегда искал ответы у Бога, доверяя Ему больше, чем себе. Отец Михаил выслушал его рассказ про странное увлечение сына рок-музыкой и прямо сказал, что это нормально, когда ребенок хочет сам найти свое место в жизни. Что в этот ответственный для парня момент он, как отец, должен помочь сыну разобраться, по-доброму открыть глаза на бесовскую музыку, потому что из отравленного колодца жажды не утолить, а погибнуть можно запросто. Отец Михаил сказал, что каждый день будет молиться за Андрея и что Бог не оставит.

Разговор со священником его нисколько не успокоил, даже наоборот. Все внутри него протестовало, что его сын, который всегда стоял за правду и не терпел несправедливость, мог вот так разом обо всем забыть и снять все свои убеждения, как старую футбольную форму, из которой он давно вырос. Его душа словно бы раздвоилась, он шел и молил Бога о помощи – вывести его из мучительного тупика и поступить правильно.

А спустя два дня сын сказал, что у него к отцу важный разговор. Андрей так волновался, что закрылся с отцом у себя в комнате, чтобы мать не услышала. «Надо же, – подумал Василий Алексеевич с каким-то радостным благоговением, – только в храм сходил, а Андрей уже пришел за помощью! Как близок к нам Бог! Даже представить страшно, как!»

– Что случилось, сынок? Чем я могу тебе помочь?

Андрей сказал, что музыка – это не просто увлечение, а мечта всей его жизни

Никогда еще он не видел сына таким решительным и серьезным. Андрей собрался с духом и сказал, что музыка – это не просто увлечение, а мечта всей его жизни. Он решил создать собственную рок-группу, и для этого ему нужна ударная установка. Гитары они с друзьями собрали, синтезатор тоже, а ударной установки у них не было, и взять ее негде. А без нее вообще никак:

– Батя, мне нужна твоя помощь! Очень нужна! У нас в городе ее не купить ни за какие деньги! Понимаешь?

Он ожидал чего угодно, кроме того, что услышал. На мгновение ему стало трудно дышать, казалось, земля уходит у него из-под ног. Слова застряли в горле, он посмотрел в доверчивые просящие глаза сына и только молча кивнул головой в ответ.

А на следующий день после работы пошел в слесарный цех и надел свою старенькую спецовку. Старый токарный станок, на котором он учился на фрезеровщика 20 лет назад, был на своем месте. Казалось, с того времени здесь вообще ничего не изменилось. «Что, Алексеич, по работе соскучился?» – заулыбались мужики. Он ничего не ответил и стал устанавливать болванку. Некогда ему было лясы точить, впереди было много работы. Он никому не говорил, даже жене, что когда-то хотел стать велогонщиком. После того, как он с первого раза выиграл региональные соревнования, тренер говорил, что у него талант и прямая дорога в сборную. Но время было тяжелое, послевоенное, нужно было помогать матери поднимать маленьких братьев и сестру, он не поехал с командой на сборы, а пошел устраиваться на завод.

А сейчас каждый вечер он приходил в цех, чтобы точить на станке детали крепежа и стоек, из металлического листа накатывать барабаны, подгонять винты, выпиливать барашки и множество других необходимых деталей. Мужики за спиной посмеивались и пожимали плечами, а он, не обращая на них внимания, упорно точил, пилил и резал. Если бы его спросили, почему он это делает, наверное, он не смог бы объяснить. Он совершенно не понимал своего сына, но трепетно и нежно любил его и сердцем знал, если не поможет ему, перестанет себя уважать. Через два месяца ударная установка, которую можно было найти только в Америке, да и то – если делать на заказ за большие деньги, была готова.

Композитор сказал, что всем в своей жизни обязан отцу, который ему показал, что такое настоящая христианская вера

Спустя много лет в старом храме маленького города на Крещении было не протолкнуться. Андрей Васильевич Н., известный московский композитор и меценат, приехал на малую родину, чтобы крестить здесь своего сына-первенца. Крещение проводил местный митрополит. Поздравить родных с этим событием приехал губернатор, известный поклонник творчества Никитина. Было сказано много теплых слов, храм утопал в цветах и улыбках. Когда столичную знаменитость спросили, почему он приехал крестить сына в город своего детства, композитор сказал, что всем в своей жизни обязан отцу, прихожанину этого храма, простому рабочему, который помог найти ему свое призвание в жизни и показал, что такое настоящая христианская вера.

Столичные фотографы старались в мельчайших подробностях запечатлеть все происходящее для первых полос светских изданий, и никто из них не обратил внимания на пожилого человека, который стоял в стороне от праздничной толпы и украдкой вытирал слезы. Это был отец композитора.

Денис Ахалашвили

Книги Ахалашвили Дениса в интернет-магазине «Сретение»

27 ноября 2019 г.

Источник: http://www.pravoslavie.ru/125889.html

1 просмотров

Комментирование запрещено